Советуем войти или
зарегистрироваться,
чтобы полноценно
пользоваться сайтом

Справка Тур по сайту

"лапами шевеля на бегу" 1 глава

опубликовал(а)  S-Putnik 26 августа 2009 г. 15:06  

← К списку статей   ↓ 1 комментарий  

  Глава 1, в которой читатели  познакомятся с Сэмом и его другом Драконом. Вместе с ними вы узнаете:  что такое непедагогичное поведение, получив подзатыльник от классного руководителя; прослушаете политэкономическую лекцию в компании с облезлой дворовой кошкой; пустятся в несанкционированную поездку к любимой девушке;  упустите возможность быть съеденной голодными волками; слегка померзнете, лежа на голой осенней земле; напьетесь вдрызг в соседних кустах и, совсем потеряв голову, совершите первое (но далеко не последнее) свое путешествие без билетов, денег и документов.                                     

                      ВПЕРВЫЕ И В НОВЬ

                                        Ты помнишь, как все начиналось,
                                        Все было впервые и в новь…
                                                                                                                                                            А.Макаревич

    В начале очередного учебного года наш класс полным составом поехал помогать труженикам села убирать богатый урожай морковки. Точнее, состав был неполный. В стройных рядах бескорыстных помощников сельскому хозяйству и спасителей гибнущего урожая образовалась довольно серьезная брешь. Два несознательных товарища, несмотря на призывы родной партии и правительства, увещевания школьного начальства, в лице классной руководительницы Людмилы Эммануиловны, а также завуча и директора школы, проигнорировали сей почин, и отправились в свое первое авантюрное путешествие. Голос их совести был заглушен музой дальних странствий и призывным перестуком вагонных колес. Мало того, что эти несознательные граждане нагло отлынили от помощи трудовому крестьянству, так они еще и решились на обман нашего тогда еще самого гуманного государства в мире! Они поехали способом ЖБП*(Железнодорожный Бесплатный проезд).

Этими двумя несознательными товарищами-отщепенцами были я и мой одноклассник Дракоша.
   
Вообще, мы с ним резко выделялись из толпы нормальных школьников. Все были люди как люди, и только мы  вели себя, мягко говоря,  неподобающе. Да  и одевались кое-как. Я, например, ходил в школу не как все, в школьной форме, а …в ядовито-зеленой кофте на пуговицах. Эту кофту Людмила Эммануиловна небезосновательно обзывала «зеленой робой».
   
Однажды, классе в шестом, я приперся в школу в кроссовках сорок четвертого размера, которые я "взял в аренду" у своего отца (без ведома последнего). Тогда мы все носили обувь максимум тридцать седьмого размера. А тут представьте –– сорок четвертый! Естественно, смотрелись они на мне клоунски. Те одноклассники, которые не пробежались по носкам этих кроссовок (им было интересно, наступят они мне на пальцы или нет), считали себя ущемленными, а этот день прошедшим впустую. Старшеклассники ловили меня в длинных школьных коридорах, переворачивали вверх ногами, буквально вытряхивая из кроссовок, и надевали их на себя. Правда, даже им сия обувка велика была размера на два-три. Старшекласснику Гоше, по прозвищу Баскет, при его росте в два метра с хвостиком, они оказались тоже слегка великоваты. Вечером почти новенькие кроссовки красного цвета превратились в странное подобие гибрида ласт и снаряжения пожарника. От пяток до середины данное творение капиталистического, глубоко прогнившего, строя было еще родного красного цвета и своей исконной формы. Дальше бывшие кроссовки постепенно сплющиваясь к носу, в конце концов достигали  совершенно не присущей данному виду обуви неимоверной тонкости, больше напоминая тетрадь ученика первого класса о двенадцати листах.  Цвет носа этой, с позволения сказать, обуви мало напоминал тот, которым снабдил его производитель. Этот цвет, человек с нормальным цветовосприятием (не дальтоник) определил бы,  как серо-буро-малиновый.
   
Дракоша  был тоже еще тот фрукт, и в любое время года ходил в босяцкой болоньей, залатанной в нескольких местах, курточке. Его внешний вид вызывал у прохожих слезливые чувства, и сердобольные ижевские бабушки пытались всучить "несчастному мальчику" то яблоко, то конфету. Дабы хоть немного скрасить  полное невзгод и лишений трудное полуголодное детство. В холодной время на его голове красовалась «арбузная» шапчонка. Свое ягодное название шапка получила за схожесть с шапкой Волка из «Ну, погоди». Помните, Волк там сидит в арбузах, поджидая Зайца. Подходит здоровенный бегемот и начинает проверять зрелость этих арбузов, сдавливая их. Ему попадается голова Волка в полосатой шапочке. Он сдавливает ее так, что у Волка глаза вылезают из орбит. Вот и мне, как тому бегемоту, постоянно хотелось сдавить дракошину голову до характерного хруста.
   
В морозные январские деньки (при минус 40 по Цельсию), когда в школе отменялись занятия, Дракон расхаживал по промозглым ижевским улицам в своей супер-куртке и поедал «мороженку» (что в переводе с удмуртского означает мороженое). Редкие прохожие впадали в легкий ступор при виде подобного зрелища. Даже облезлые бездомные кошки наблюдая сие извращение от удивления переставали чесаться и смотрели на отмороженного человека, что называется, вылупив зенки.  И только толстые  продавщицы многочисленных ижевских «супермаркетов» были очень довольны. Ну, еще бы! В эти морозные дни их, и без того не богатая, выручка падала раз в пять-шесть. А вектор продажи мороженого и вовсе полным ходом стремился к нулю. И тут такое подспорье! Да, Дракон, без преувеличения, являлся тогда практически единственным во всей  Удмуртии потребителем, так востребованного в жаркую пору, молочно-ванильного лакомства. Таким образом, он помогал магазинам выполнять суточный, декадный, да и пожалуй, квартальный план. Да что там магазинам, всей мясо-молочной промышленности Удмуртской Автономной Советской Социалистической Республики. Благодаря периодическим дракошиным  закупкам мороженого, данная республика выходила на первые места по потреблению молочных продуктов. Правда, только в зимнее время. Но и этого оказалось вполне достаточно для  получения нашей автономной республикой переходящего Красного Знамени во всесоюзном соцсоревновании.
   
Но, одежда – еще не цветочки. Гораздо хуже было наше антиобщественное, аморальное  и, я  не побоюсь этого слова, антинародное поведение. Мы не принимали никакого участия в общественно-политической жизни класса. Пропускали  всякие там демонстрации, когда вся страна как один человек выходила праздновать очередную годовщину октябрьского переворота или начало дачно-заготовительного сезона (первое мая). Не ходили на политинформации, посвященные «подлым проискам израильских сионистов, направленных против народно-освободительной борьбы палестинского народа». А когда летом ездили в Ставропольский край с классом, произошел и вовсе вопиющий случай нашего с Драконом разгильдяйства.
   
У нас была пересадка в Москве. Нам дали погулять пять часов. Все наши одноклассники, как путные, ходили по близлежащим магазинам, высматривая дефицитные товары народного потребления. Мы же с Драконом, как два дурака, переходили вброд какие-то грязные речки, катались на троллейбусах  и сидели в уютных московских двориках, общаясь с жирными московскими котами. В общем, вели себя как в песне группы «Ва-банк».

       Маршруты московские, маршруты  центральные
       Засядем в «букашечку», махнем наугад
       По кругу широкому, колечку Садовому,
       По улочкам стареньким свернем на Арбат.

    И вот в довершение всех этих безобразий, за полчаса до отправления поезда на Ставрополье мы сидели в таком вот дворе и объясняли какой-то рыжехвостой кошке преимущества социалистического строя над прогнившим капиталистическим. Или наоборот. Я сейчас точно не помню. И, хотя до краха этого самого строя оставались считанные дни, кошка вняла нашим увещеваниям и отправилась по своим кошачьим делам напичканная разного рода мыслями и идеями. С уходом кошки закончилась и эта своеобразная политинформация. А мы. увлекшись ею, забыли на время про время и… опоздали на поезд. Его из-за нас задержали на целых десять минут. Наша «классная», Людмила Эммануиловна, отвесила мне увесистый подзатыльник, когда мы забегали в вагон. Дракошу она почему-то не тронула. Мне была обидна сия несправедливость, и я спросил ее о причине такого явного неравенства. Она объяснила, что, отрок сей, мол. слишком высокий и ей не достать до егонного затылка даже в прыжке. Но я полагаю, что это была самая обычная отговорка. Просто во время удара по моему несчастному затылку она поняла, что поступает непедагогично, и поэтому дракошина голова осталась в неприкосновенности.
    
В самом же Ставропольском крае, когда выпадали выходные дни, весь наш класс дружно ездил на какие-то экскурсии, где проходил дружным строем по «местам боевой и трудовой славы», выслушивая заученно-ПКМовские* (ПКМ - привычная картина мира) байки болтливых экскурсоводов Мы же вместо экскурсий отправлялись в пешие походы по близлежащим горам, бурным рекам и селам, кишащим отвязной адыгейско-черкесской малышней, индюками и халявными абрикосами, растущими прямо на улицах.

Я же, окончательно потеряв совесть, совершил там и вовсе бессовестный поступок
       
А дело было так. Еще до поездки в Ставропольский край я познакомился со своей первой любовью. Ее звали Лена. Не буду описывать, как это знакомство происходило и развивалось, скажу лишь, что влюбился я тогда, что называется, «по уши». Лена жила как раз в Ставропольском крае, километрах в ста пятидесяти от того места, где мы временно поселились. Конечно, зная это обстоятельство, я не мог усидеть на месте и  не съездить к ней. О том, что наша «классная» отпустит меня куда-нибудь, не могло быть и речи –– она за нас отвечала. И поэтому я наврал ей, что у меня здесь неподалеку в Ставропольском крае живут родственники. И  очень хотят, чтоб я приехал к ним в гости. Людмила Эммануиловна заявила, что отпустит меня при одном условии: если эти родственники пришлют письмо на ее имя с просьбой отпустить меня и с возложением на них ответственности за мою судьбу на время этой поездки.
    
Ну, что ж,  письмо, так письмо. «Родственником» временно стал мой  одноклассник. Удостоен стать   родственником, он был лишь исключительно благодаря своему каллиграфическому почерку. Он же и написал слезное письмо с огромной просьбой «к многоуважаемой учительнице» отпустить «отрока» (то есть меня) «погостить» на пару дней. Однако наша классная оказалась тоже не промах и, когда я принес ей письмо от «родственника», попросила предъявить конверт. На что я без затей сказал, что Дракоша сходил с ним в туалет. Ложь была явная, глупая и неприкрытая. Однако, как ни странно, «классная» наша «купилась» и меня отпустила. Хотя и с неспокойной душой.
   
Тогда еще я не знал ни автостопа, ни АБП*(Автобусный Бесплатный Проезд), ни ЖБП*. И поэтому поехал по-лоховски, с билетиком. Путь предстоял неблизкий. Сначала до Ставрополя. Там пересадка.  Потом на автобусе до станицы Преградная. И, наконец, еще на одном автобусе до маленького городка, затерянного в горах, где и жила моя возлюбленная.
А пока я ехал в автобусе, кругом было настоящее буйствоприроды. Горы, ущелья, пенистые каменистые  речки –– все это мне, жителю средней полосы, было в диковинку. Да и не только это. Мне тогда все было в диковинку. И первое самостоятельное путешествие, и первая любовь, и это неповторимое пьянящее чувство свободы, смешанное со жженым запахом авантюризма и  предательской дрожью в коленках от неопределенности того, что меня ожидает. Я ехал, и меня переполняли неизвестные доселе мысли и чувства. Скорее не ехал, а летел. Это состояние, к сожалению, не поддается описанию. По крайне мере, я не могу его передать словами. Но я точно знаю, что это, и только это и есть жизнь. Вот именно сейчас, когда едешь по извилистым горным дорогам над глубокими ущельями к любимой девушке –– именно это и есть жизнь!
   
Правда, сама девушка ничего не знала о моем приезде. Поэтому, когда после почти пяти часового пути, я стоял на коврике перед ее квартирой, то начал сомневаться. А вдруг меня здесь не ждут.
                              
       Пустой перрон, ночной вокзал,
       Я выхожу, твой город спит,
       А вдруг здесь не ждут меня.

    Город, точнее городок, еще не спал, да и перрона (как впрочем и вокзала) в нем не было по причине его (городка) маленького размера. Надо сказать, что перед дверью я простоял несколько томительных минут в сомнениях, но все же нажал на кнопку звонка. Что ли зря приперся почти за сто пятьдесят километров( нес читая еще пары тысяч до родного дома)? Открыла ее мама. Она меня не знала, и поэтому особо не удивилась, что какой-то мальчик спрашивает  ее Лену. Лишь сказала, что Лены нет дома, и не знает, когда она будет.  Я спустился вниз и стал ждать на лавочке возле подъезда. «Ждать пришлось не долго, не дольше, чем зимой ждать весны» –– вспомнилась строчка из песни БГ. Лена появилась, когда жаркое южное солнце уже начинало прятаться за горами. Наступали короткие южные сумерки. Она прошла мимо, не заметив меня. А когда я окликнул ее, она очень удивилась, увидев меня здесь.
     – Ты что, специально ко мне приехал из Ижевска?
     – Да нет, – успокоил я ее, – мы с классом приехали урожай собирать. Живем в станице неподалеку от Ставрополя.
     – Ну и что теперь мне с тобой делать? Я же не могу тебя домой привести. Мама не поймет.
     – Я просто приехал, чтоб тебя увидеть. Вот теперь цель выполнена, и можно со спокойной душой  отправляться  в обратный путь.
   
Лена проводила меня до выезда из своего городка и поспешила домой. Я же пустился в обратный путь. Автобусы до Преградной уже не ходили, и почти четырехкилометровый путь пришлось проделать пешком. Вскоре окончательно стемнело. Я шел по едва различимой дороге в полной темноте, по пути не встретив ни одной машины, ни одного человека. Дорога извивалась, как змея. Иногда в темноте было слышно, как где-то далеко внизу грохочет стремительная горная река. Периодически  слышались голоса каких-то неведомых птиц.  Было ли мне страшно?   Скорей всего, нет. Было лишь слегка жутковато, но в то же время все вокруг было окутано какой-то дымкой романтичной загадочности… или загадочной  романтики. К тому же было как-то тоскливо, что встреча с любимой оказалась такой короткой. Но ее тоже можно понять – приперся, мало того, что без приглашения, да еще так неожиданно. На самом деле, что она  могла со мной поделать? Ее ждала дома мама, вкусный ужин и уютная постелька. Меня же –– ночная дорога, полная тьма и не менее полная неизвестность. Я наивно тогда надеялся, что автостанция в этом небольшом районном центре работает круглосуточно. Хотя, как потом выяснилось, даже в крупных городах (типа Самары или Н.Новгорода) автостанции работают максимум до девяти вечера.
   
В Преградной, где я был примерно через час пешего ночного перехода, встретил припозднившихся прохожих ––  бабульку со своим дедулькой. Не долго думая, спросил их, как пройти на автостанцию.
    – А вот, иди прямо, никуда не сворачивай и слева, минут через двадцать пять ходьбы, будет автостанция.
    – Спасибо, –– поблагодарил я и уже собрался было прибавить «газу» в тщетной надежде успеть на какой-нибудь припозднившийся автобус, как услышал за спиной:
    – Дитё! –– бабулька окликнула  меня таким необычным для моего слуха словом (я себя «дитем» уже тогда не считал), –– а зачем тебе ночью автостанция? Она давно закрыта. Она у нас до шести работает.
    – До шести? –– переспросил я. –– А я надеялся еще уехать.
    – А куда тебе ехать, дитё? Ты, видно, не местный. Да и говор у тебя не наш.
Бабулька была права. В той местности все говорили совсем не так, как я. Вместо «г» –– «хэ», вместо «глубоко» –– «хлыбоко». Ну и еще много чего, сейчас уже не помню.
    – Я из Ижевска, –– ответил я.
    – Откудова?  –– переспросила бабулька так, как будто я сказал, что прилетел с Марса.
    – Издалека,  –– «повторил»  я.
    – А к кому же ты оттудова приехал?
    – К девушке, –– признался я,  –– но она меня не ждала…
    – К ДЕДушке? А где ж ты, дитё, ночевать будешь?
    – Я думал, что автостанция работает. А так негде…
    – А у тебя паспорт есть?  –– опять спросила бабуля.
    – Нет еще. Я не достиг паспортного возраста.
    – Ну ладно, пойдем к нам. У нас  переночуешь.
   
Так я впервые оказался у совершенно незнакомых людей, которые предоставили мне совершенно бескорыстно крышу над головой. Потом таких людей встречалось на моем пути очень много. Они  подвозили  на сотни(а бывало и на тысячи) километров оставляли ночевать в своих домах, квартирах и машинах, кормили и поили. Но эти бабулька с дедулькой из далекого Ставропольского поселка Преградный были первыми.
   
Когда я вернулся живой и невредимый, наша «классная», как и следовало ожидать, успокоилась и, казалось, забыла про эту поездку. Каково же было мое удивление, когда через полгода, среди зимы, она, встретившись с моей мамой впервые за этот учебный год,  первым делом задала вопрос: «Что это у вас за родственники в Ставропольском крае в городе Изюм?». «Классная» перепутала. Город, где проживали (точнее не проживали) наши «родственники», назывался вовсе не Изюм, а Уруп. По крайней мере, письмо было «оттуда». Но суть не в этом. Мама, конечно, весьма удивилась и сказала, что никаких родственников в Изюме у нас нет.  Дескать, впервые слышит это название, и, что она  до этого вообще думала, что изюм  это ––  сухофрукт. А оказалось, что это еще и город, в котором проживают ее таинственные родственники.
   
Как видите, поведение наше не отличалось особой благопристойностью и любовью к порядку. Точнее было совсем далеко от моральных устоев социума. А что из этого получилось, будет понятно далее, по ходу повествования.

План авантюрной поездки давно вызревал в наших непутевых головах. Еще летом, в том же  Ставропольском крае, один наш одноклассник рассказал о грузине, который умудрился без копейки денег проехать  от Москвы до Тбилиси. А это более двух тысяч верст! А мы чем хуже! Вшивых четыреста до Казани не сможем одолеть?
   
Тем более подвернулся такой удобный момент. Родителям можно сказать, что едем "на морковку" с ночевкой.
   
Так и сказали. Родители поверили. Наивные! Правда, на следующий день после нашего отъезда "на морковку" к ним (к родителям) заявились, подосланные нашей "классной", одноклассники, и раскрыли им глаза на обман. Но это будет завтра.
   
А сейчас, «обломив» «морковку», мы  паслись перед составом Ижевск - Москва. Я ходил вдоль вагонов и заискивающе заглядывал в глаза строгих проводников. Надо заметить, что их глаза ничего хорошего не предвещали. Эти глаза не приглашали, мол, дорогие зайчики, милости просим, в наш вагон. Напротив, глаза проводников говорили: "Только попробуй! Ух, растопчу! Сожгу в топке, а пепел развею по ходу поезда!". Уверенность пропала, а вместо нее  сталазарождаться трусливо- гадкая мысль: «Не повернуть ли назад, пока не поздно»
         
         Пока еще не поздно нам сделать остановку,
         Кондуктор, нажми на тормоза.
         
    Но кондуктор, к счастью, а может на беду, на тормоза не нажал, видимо, пьян был в стельку. Его проспиртованная «стелька», видимо и толкнула нас в объятия госпожи Авантюры.
   
Подойдя к одному из вагонов, проводница которого почему-то казалась наиболее лояльной к ЖБПшникам*, мы проникли в вагон простым, но довольно "дешевым" и ненадежным способом. "Мы провожающие", — сказали мы. Хотя, будь та проводница немного повнимательней, она б спросила: «А кого это вы провожаете?». И все. Приехали! Тушите свет! Скорей всего на этом бы наша поездка в Казань и закончилась. Но отбросим сослагательное наклонение. Мы в поезде!
   
Однако, это только полдела. Как нам теперь до отправления продержаться? Сейчас пойдет проводница проверять билеты, увидит двух несанкционированных пассажиров  и выкинет их  из вагона. За уши. Прямо на ходу…
   
Что бы вы сделали в данной ситуации? Наверняка пошли бы в нерабочий (курительный) тамбур. Являясь в тот момент начинающими ЖБПшниками, мы так и сделали. Затаились в тамбуре и стали ждать, когда туда зайдет проводница и нас запалит*. Правда,  периодически открывали дверь и смотрели, что она делает. А она делала, что и положено — собирала билеты. Медленно  и неумолимо приближаясь к нам. Все, скоро нас возьмут под белы рученьки и сожгут в топке.  Что делать? В наших рядах началась паника. Враг уже на подступах. Велика Россия, а отступать некуда, позади ... другой вагон, а дверь в него заперта. Последняя надежда — туалет. Ура! Он открыт. Лихорадочно утрамбовываемся туда и запираемся. К нашей большой удаче проводница не удосужилась заглянуть в туалет, хотя тамбур она все-таки проверила.
   
Проводники! Проверяйте туалеты на предмет наличия безбилетных граждан! Таким образом вам удастся поймать самых неопытных и "примитивных" зайцев Прошло минут десять. Поезд уже давно набрал ход и уверенно покатил по привычному маршруту. А мы все торчали в туалете. Очевидно, от страха ступор нас одолел. Кто-то из пассажиров подергал ручку нашего убежища, и мы услышали голоса:
    — А что, туалет еще не открыли?
    — Не знаю, пойду проводника спрошу.
   
Не дожидаясь результатов этого "спроса", мы ретировались в тамбур, подергали ручку двери, ведущей в соседний вагон, она поддалась, и мы покинули этот злополучный вагон. Тем более, что проводница уже знала нас как "провожающих". Проводница соседнего вагона, увидевшая нас в тамбуре, хоть и не знала в лицо, но, заподозрив неладное, спросила:
    — Ребята, вы у меня на каких местах едете?
    — На семнадцатом и восемнадцатом, — соврали мы.
    — Да? — недоверчиво пробормотала она и ушла в вагон, видимо, вспомнив поговорку "доверяй, но проверяй"
   
Мы и тут не стали дожидаться результатов проверки и трусливо сбежали обратно в вагон, в котором до этого сидели в туалете. На этот раз прошли этот вагон насквозь. И вновь повезло. Наша старая знакомая была занята раздачей слонов. Тьфу ты — белья!  Поэтому зайчиков-то и не заметила.
   
К несказанной радости, после шести часов беготни по вагонам, мы очутились в столице солнечного Татарстана городе Казань! Сильно измотанные этим длительным нервно-спортивным марафоном, все же, мы одержали свою первую победу. Цель достигнута! Правда, надо еще где-то ночевать, а потом еще и обратно ехать. Да еще спасти свои физиономии от жаждущей крови широкоштанной казанской гопоты.  А, ерунда! Главное  –– мы сделали это! СДЕЛАЛИ!!!
    
Казань встретила нас теплым осенним солнышком – днем. И холодной ночевкой в кустах возле частного сектора. Об этой ночевке следует рассказать отдельно, поскольку все, в том числе и это - "впервые и вновь". Впервые нам пришлось ночевать не дома в теплой постельке, и даже не в палатке, а сразу на голой  холодной сентябрьской земле. Кстати, надо сказать, что это была первая и последняя ночевка на земле. Потом были ночевки в подъездах, в палатках, в вагонах, на вокзалах (к счастью, редко), на сеновалах, на чердаках, в строительных вагончиках, в заброшенных домах и даже в коробках из-под телевизоров, но на земле и под открытым небом — больше ни разу.
   
Ночка была еще та! Сначала долго искали место. Ничего лучшего, чем  улечься на землю в кустах, отделявших проезжую часть от жилых домов, мы не нашли. Первое время было сравнительно тепло. Правда, кругом было полно всяких звуков: тарахтели машины блеяли козы, орали коты, лаяли собака, шныряли дети, а в соседних кустах раздавались голоса:
    — Толян, ты че взял-то? Че, трех семерок не было что ли?
    — Да какие три семерки? Денег нету ни ..... , а ты три семерки. Будем это пить.
    — Да ладно, мужики, давайте быстрей, а то скоро моя кобра с работы притащится.
    — Ну и ...... к своей кобре, нам больше достанется.
    — Ну ни ...... себе. Я целых сорок восемь копеек дал, а ты вообще только пятнадцать, так что усохни, а то .....
   
И так далее, и тому подобное. Минут через пятнадцать разговоры, после звякнувших несколько раз стаканов, приобрели философскую направленность.
    — А че я и впрямь живу с этой коброй, да и мамаша ее еще та сучка.
    — А ты брось ее, Васек!
    — И брошу. Вот седня же вышвырну из дома на ....
    — Молоток! А ты, Толян, когда своей кикиморе дашь......... ?
    — А щас пойду всю харю разворочу. Недавно иду из магазина, а она с соседом лясы у подъезда точит. Да еще лыбится, зараза.
    — Да все они б.....
    — Да и вообще мир - бардак полный. Че этим америкосам неймется. Все на нас рыпаются. Я  на месте нашего правительства давно б на них пару бомбочек водородных сбросил
    — Эй, мужики. У нас, кажись, винище кончилось. Кто побежит?
    — Куда бежать, на Сулейгалимова закрылся давно.
    — ....я, у Нинки из пятнадцатого дома  всегда есть.
    — А она ….. даст?
    — Куда она на ...  денется. Правда потом ей придется дать...
    — Ха-ха-ха.
   
Алкаши направились к Нинке прямо через те самые кусты, в которых мы пытались заснуть. Если б нога какого-нибудь Толяна наступила правее сантиметров на десять, она бы, скорее всего, угодила точно в мой нос. К нашей радости, уже стемнело, да и мужички пьяные изрядно были,  и нога промахнулась…
    
После ухода алкашей воцарилась тишина, нарушаемая только отдаленным лаем собак, да машинами, время от времени проезжающими по дороге. Но эти звуки нисколько не мешали, и мы вскоре опустились в сладкую дрему.
    
Очевидно, Нинка дала, и алкаши вернулись на свое законное место вместе с той самой Нинкой. Пили они теперь водку. Мы проснулись от громких песен и от ударов кулаков по чьей-то морде.
     — Шу-у-умел камыыыыыш, деревья гнулись.
     — Не, я че-то не понял, ты меня уважаешь?!
     — На-на-на-нанананана.
     — Нинка, где у тебя, едреныть, лифчик расстегивается?
     — Убью эту кобру, вот приду домой и убью!
   
Но мне так хотелось спать, что все это я уже слышал сквозь сон а может, и вовсе, только приснилось.

       Воцарила тишина, все стало как в сказке
       Поля, леса, небо и ручей.
       Ты вытащила фляжку и сказала:
       "На, парень, пей!"

     Проснулся  я от  сильного холода. Вокруг на самом деле была тишина  Но никто не сказал «пей», как сказала Валентина из этой песни Чижа. Даже алкаши разбрелись, размазывая пьяные слезы по небритым щекам, к своим несчастным женам, детям и матерям. Хотя фляжечка со спиртом сейчас была бы очень кстати. Для "сугреву". Дракоша тоже проснулся.
    — Ну шо, змерз, маухли? — вспомнил я фразу из известного анекдота.
    — Дык, да, — сказал Дракон, у которого зуб на зуб не попадал.
   
Мы все еще пытались заснуть,  но тщетно ––  злющий холод не давал  даже задремать. Тогда мы встали и пошли. " На дворэ ни машин, ни людей", — вспомнилась строчка из песни
белорусских  «Песняров».
   
Если кто-нибудь проснулся бы в это холодное утро и выглянул в окно, он увидел двух подростков в сильно помятых куртках, уныло бредущих по пустынной сонной улице, на которой не было в столь ранний час ни только людей и машин, но даже трудолюбивых дворников. Безжалостная казанская гопота, выполнив свой суточный план по расквашиванью чужих носов, спокойно посапывала, лежа на чистой накрахмаленной любящей мамашей простынке и заботливо укрытая теплым шерстяным одеялом.
    
Всем своим видом молодые люди, уныло бредущие по промозглому ночному городу, показывали, как бы им хотелось сейчас очутиться в теплой постельке в родном Ижевске. И проснуться не от холода, а от ласкового маминого ворчания: "Пора в школу, вставай сынок, полчаса осталось.  Я уже кашку манную сварила"
   
Обратный путь до Ижевска мы проделали в более уверенном стиле. С ходу взяв поезд (на этот раз воспользовались тем, что проводница отлучилась куда-то), в тамбуре запихали куртки в сумку, поставили сумку с куртками в вагоне на третью полку и спокойно уселись на свободные места.  Когда ж была проверка билетов, спокойно вышли в тамбур. Однако проводница, проверив билеты в вагоне, решила заглянуть в тамбур. Мы были готовы к такому повороту событий, и когда она вошла в тамбур, то увидела следующую картину: высокий молодой человек держал за шкирку еще более высокого  молодого человека. На лице первого была нарисована мрачная решительность, а на лице второго ––  всеобъе5млющий страх.
    – Что здесь происходит? –– спросила удивленная проводница.
    – Уйди, мамаша не до тебя,  –– хриплым прокуренным голосом сказал первый.
    – Я не мамаша, а проводница.
    – Ну и что?  –– грозно спросил первый.
    – А то, что я билеты собираю. Вы сдали билеты?
    – Мамаша! – еще более грозно произнес громила. – Тут дело миллионами пахнет. А ты –  билеты!
    
После этой тирады он на секунду отпустил шкирку второго и сделал едва уловимое движение в сторону ошарашенной проводницы. Ее ту же словно ветром сдуло из тамбура.

Как вы уже догадались, первым персонажем этой тамбурной драмы был я, вторым –– Дракон. После этого нам, конечно, пришлось покинуть вагон напуганной проводницы и передислоцироваться в другой. Там проверка билетов  к тому времени уже успешно завершилась.
   
А вообще розыгрыши и всякие прочие дурачества мне были совсем не чужды. Чего стоят хотя бы два следующих случая, которые я рассказал Дракону тут же в тамбуре, после того как проводница спешно ретировалась в вагон.
   
Первый случай произошел в деревне, где я проводил почти каждое лето у бабушки. Мы с моим другом Пашкой Смирновым катаемся на великах. Уже вечереет. И вот в надвигающихся сумерках замечаем зарево над лесом. Сначала мы подумали, что это отблески заката, но вскоре поняли, что это не так. Просто в овраге, неподалеку от деревни, местные пацаны жгли костер и пекли картошку. Романтика! А поскольку мы были с этими пацанами, мягко говоря, не в очень хороших отношениях, то решили провести маленький теракт. Подкравшись как можно ближе, я завопил диким голосом, что было сил. Это был нечеловеческий вопль, полный ужаса и боли. Это у меня очень хорошо получается. Затем мы уселись на велосипеды и не спеша покатили в деревню. А в деревне встретили ...тех самых ребят из оврага. Их лица были чем-то озабочены. Они остановили нас и попросили (довольно вежливо) съездить в овраг и потушить костер. На вопрос, почему они сами это не сделали, они, немного помявшись, сказали, что забыли. Мне вспомнился классик:

               Гарун бежал быстрее лани
               Быстрей, чем заяц от орла....

     Следующий подобный случай произошел в летнем лагере "Звездочка", что на берегу Узолы.

В этот лагерь, где тогда отдыхал и я, приехали туристы –– два парня и две девушки. Одна из них, ну очень, очень сильно мне понравилась. Но она, к сожалению, была занята. Ее "занятием" на тот момент был паренек по кличке Бяша. Не могу сказать про него ничего плохого, но он мне тогда показался крайне мерзким и неприятным типом. Скорей всего именно потому, что понравилась его подруга. Наташа была хороша. Высокая, стройная, с длинными волосами, она никак не смотрелась (по моему субъективному мнению) рядом с неуклюжим толстым Бяшей. Я с первого же дня стал "строить глазки" ей. Но особого успеха сие действо не имело. Вспомнив тогда, что являюсь мастером различных розыгрышей, и прочих террактов, я решил провести диверсию местного масштаба.
   
И вот, одной из теплых июльских ночей, мы с Андреем, моим "сокамерник" по лагерю, отправились "на дело". Подкрались к палатке, где в это время ничего не подозревающие  туристы собирались отойти ко сну. И тут, как тогда в деревне, я принялся  душераздирающе орать, перемежая эти дикие вопли заунывным волчьим воем. Не знаю, насколько удалась роль волка-оборотня, но, тем не менее, вопли сыграли свою роль. Поначалу в палатке все стихло. Затем послышались испуганные девичьи голоса: «Ой, мамочки, что это было. Мне страшно. Ребята, сходите, посмотрите». Надо отметить, что второй парень –– сосед Бяши по палатке, не струсил, а схватил топор и бросился в кусты, откуда доносились все эти дикие звуки. Ну, а Бяша, к моей радости, видимо испугавшись за свое жирное тело, намертво прилепился к палатке и не выползал. Нам повезло, и смелый охотник на волков (или на оборотней), вооруженный топором, нас в темноте не нашел. Мы же, дабы не быть обнаруженными, больше не издавали никаких звуков. Но и этого оказалось достаточно. Обитатели палатки быстро собрали свои шмотки и отправились проводить остаток ночи в лагере, а на следующий день и вовсе укатили, к моему величайшему сожалению (ах, Наташа!), в город.
    
А тем временем, ровно в 23:00 пассажирский поезд Казань — Соликамск прибыл на станцию Ижевск. Среди прочих пассажиров, покидавших поезд на этой станции, были два парня  с заспанными физиономиями. Но их усталые глаза светились неподдельной радостью. Это была радость победы. Так закончилась наша первая авантюрная поездка. Все эти приключения, произошедшие в этой поездке, ни в коей мере не могут сравниться с тем, что было с нами далее. Тем не менее, нам казалось, что мы испытали самое большое приключение в жизни. И более «приключенческого» с нами уже быть не может.
   
О! Как же мы тогда ошибались!

Нравится

← К списку статей   Рейтинг: 0  
 

Комментарии

zygimantas написал 31.08.09 09:11  #     0

Весьма своеобразный вид туризма, этакого, экстремального плана. Мне лично немного жаль, что мало у нас тут появляется отчетов о городах и странах с их "феньками". Понимаю, что не всякому дано написать так, как в данном случае: хорошим литературным языком. с чувством юмора, однако несколько простеньких советов, после поездки вполне по плечу каждому!
Надеюсь что подобные публикации несколько расшевелят притихших пользователей, побудив их вступить в попытку конкуренции с автором.

Чтобы оставлять сообщения, нужно войти или зарегистрироваться. Примкнуть к туристическому сообществу RussoTravel.Ru проще простого — достаточно заполнить крохотную форму. Присоединяйтесь, вместе веселее и интересней!

Вход на сайт

 
 
 
  Забыли свой пароль?
  Регистрация на сайте